пятница, 18 сентября 2015 г.

Пеппи Длинныйчулок поселяется в вилле "Курица".

Привет! Я начинаю рассказывать о наших приобретениях в дни скидок на КНИГИ ИЗДАТЕЛЬСТВА МАХАОН.
Пеппи я выбирала тщательно и довольна этим изданием - ПЕППИ ДЛИННЫЙЧУЛОК ПОСЕЛЯЕТСЯ В ВИЛЛЕ КУРИЦА.


Нет смысла пересказывать известный всем сюжет, Пеппи - воплощение детской непосредственности и счастья. В первую книгу входят следующие истории. 
Иллюстраций не много, но они очень красивые, тщательно прорисованные и уютные. 
Буквы крупные, книга подойдет для самостоятельного чтения.
Размер книги не большой, ее удобно держать в руках. Твердая обложка, белейшая бумага. 
Остальные истории про Пеппи есть в следующих книгах
 
Сейчас мы с Сережей читаем и слушаем аудиокнигу про Пеппи. У меня есть 2 любимых момента в этой книге.
Из главы "Как Пеппи играет с полицейскими в салочки"
"– Ты и есть та самая девочка, которая поселилась в этой вилле? – спросил один из полицейских.
– А вот и нет, – ответила Пеппи. – Я сухонькая старушка и живу на третьем этаже в особнячке на другом конце города.
Пеппи ответила так, потому что хотела пошутить. Но полицейские не нашли эту шутку смешной, они строго сказали ей, чтобы она перестала дурачиться, а затем сообщили, что добрые люди решили предоставить ей место в детском доме.
– А я и так живу в детском доме, – ответила Пеппи.
– Что за вздор ты несешь! – закричал полицейский. – Где же находится твой детский дом?
– Да вот здесь. Я дитя, а это мой дом. Значит, это и есть детский дом. А места, как видите, тут вполне хватает.
– О, милая девочка, тебе этого не понять, – сказал другой полицейский и засмеялся. – Ты должна отправиться в настоящий детский дом, где тебя будут воспитывать.
– А в этот детский дом можно взять с собой лошадь?
– Конечно, нет! – ответил полицейский.
– Так я и думала, – мрачно сказала Пеппи. – Ну, а обезьянку?
– И обезьянку нельзя. Ты же сама это понимаешь.
– В таком случае пусть другие отправляются в детский дом, я туда не собираюсь!
– Но ведь ты должна ходить в школу.
– Почему это я должна ходить в школу?
– Чтобы научиться разным вещам.
– Каким таким вещам? – не унималась Пеппи.
– Ну, самым разным. Всевозможным полезным вещам. Например, выучить таблицу умножения.
– Вот уже целых девять лет я прекрасно обхожусь без этой таблицы уважения, – ответила Пеппи, – значит, и дальше проживу без нее.
– Ну подумай, тебе будет неприятно, если ты на всю жизнь останешься неучем! Представь себе, ты вырастешь большой, и вдруг у тебя кто-нибудь спросит, как называется столица Португалии. А ты не сможешь ответить.
– Почему это я не смогу ответить? Я вот что скажу: «Если тебе уж так важно узнать, какой главный город Португалии, то напиши прямо в Португалию, – португальцы с удовольствием сообщат тебе, как называется их столица».
– И тебе не будет стыдно, что сама не смогла ответить?
– Возможно, будет, – сказала Пеппи. – И я долго не засну в тот вечер, буду все лежать и вспоминать: ну а в самом деле, как же называется столица Португалии? Но я скоро утешусь – тут Пеппи сделала стойку, прошлась на руках и добавила: – Потому, что ведь я была в Лиссабоне с папой."

"Девочка двинулась было дальше, но Пеппи ее снова остановила:
– А уши у него, словно лопухи, свисают до плеч?
– Нет, – сказала девочка и обернулась. – А вы что, видели человека с такими ушами?
– Нет, не видели, таких людей не бывает. Во всяком случае, в нашей стране, – добавила Пеппи после паузы. – Вот в Китае – дело другое. Однажды в Шанхае я видела китайца с такими большими ушами, что они служили ему пелериной. Вот хлынет, бывало, ливень, китаец прикроется ушами – и порядок: ему тепло и сухо. А когда во время дождя он встречал друзей и знакомых, он и их прикрывал своими ушами. Так они сидели и пели свои грустные песни, пока дождь не проходил. Звали этого китайца Хай-Шанг. Поглядели бы вы, как он по утрам мчался на работу. Он всегда прилетал буквально в последнюю минуту, потому что любил поспать. Он выбегал на улицу, расставлял свои огромные уши, ветер надувал их, словно паруса, и гнал Хай-Шанга с невероятной скоростью…
Девочка, раскрыв рот, слушала Пеппи, а Томми и Анника даже перестали жевать груши.
– У Хай-Шанга было столько детей, что он их и сосчитать не мог, – не унималась Пеппи. – Самого младшего звали Петер.
– Это китайского мальчика звали Петер? – усомнился Томми. – Не может быть!
– Вот и жена Хай-Шанга так говорила. Китайского ребенка нельзя называть Петер, – твердила она своему мужу. Но Хай-Шанг был невероятно упрям. Он хотел, чтобы его младшего сына звали Петер, и никак иначе. Он так разозлился, что сел в уголок, накрылся своими ушами и сидел там до тех пор, пока его бедная жена не уступила и не назвала мальчика Петером…
– Вот это да! – прошептала Анника.
– Петер был самым избалованным ребенком во всем Шанхае и так капризничал во время еды, что мать его приходила в отчаянье. Вы ведь знаете, что в Китае едят ласточкины гнезда. И вот как-то раз мама наложила ему полную тарелку ласточкиных гнезд и кормила его с ложечки, приговаривая: «Ешь, Петерхен, это гнездышко мы съедим за папу!» Но Петер плотно сжимал губы и мотал головой. И когда Хай-Шанг увидел, как его младший сын ест, он так рассвирепел, что приказал не давать Петеру ничего другого, пока он не съест этого гнездышка «за папу». А я вам уже говорила, что Хай-Шанг умел настоять на своем. И вот это гнездо стали варить Петеру каждый божий день с мая по октябрь. Четырнадцатого июля мать попросила Хай-Шанга дать Петеру две тефтельки. Но отец был неумолим.
– Все это глупости, – сказала вдруг чужая девочка.
– Вот именно, буквально эти слова и произнес Хай-Шанг, – подтвердила Пеппи, нимало не смутившись. «Все это глупости, – сказал он, – мальчик может съесть это ласточкино гнездо, надо только сломить его упрямство». Но когда Петеру предлагали гнездо, он только сжимал губы.
– Как же этот мальчик жил, если он ничего не ел с мая по октябрь? – удивился Томми.
– А он и не жил. Он умер восемнадцатого октября – «из чистого упрямства», как сказал его отец. Девятнадцатого его похоронили. А двадцатого октября прилетела ласточка и снесла яйцо в то самое гнездо, которое все еще лежало на столе. Так что гнездо это пригодилось, и никакой беды не случилось, – радостно закончила Пеппи.
Затем она подозрительно посмотрела на девочку, которая в растерянности стояла на дороге.
– У тебя какой-то странный вид, – сказала Пеппи. – Уж не думаешь ли ты, что я вру? А ну-ка признавайся! – И Пеппи угрожающе подняла руку.
– Да нет, что ты… – испуганно ответила девочка. – Я вовсе не хочу сказать, что ты врешь, но…
– Значит, по-твоему, я не вру… – перебила ее Пеппи, а ведь на самом-то деле я вру, да еще как! Плету, что в голову взбредет. Неужели ты вправду думаешь, что мальчик может прожить без еды с мая по октябрь? Ну еще три-четыре месяца куда ни шло, но с мая по октябрь – это уже глупости. И ты прекрасно понимаешь, что я вру. Так что же ты позволяешь вбивать себе в голову всякую белиберду?
Тут девочка быстро пошла по улице и ни разу не обернулась.
– До чего же люди доверчивы! – сказала Пеппи, обращаясь к Томми и Аннике. – Не есть с мая по октябрь! Подумать только, какая глупость!
И она крикнула вдогонку девочке:
– Нет, мы не видели твоего папы. За весь день мы не видели ни одного плешивого. А вот вчера мимо нас прошли семнадцать лысых… взявшись за руки!"
А это отрывок из главы "Как Пеппи лезет в дупло".
Согласитесь, что это просто восторг))))

Веселого вам чтения!

Комментариев нет:

Отправить комментарий